Ростовское генеалогическое общество

rss 2.0




Занятия казаков.

Воинская служба.

Основное занятие Донских казаков – это, конечно, Воинская служба. Именно за это Донские казаки ежегодно в допетровский период получали жалование – хлебные запасы (рож, муку, овес, сухари, толокно и различные крупы), деньги, порох, ядра для пушек и свинец для пищалей (мушкетов), сукно различных сортов (для пошива верхней одежды - настрафил и т.п.), вино.

Для оценки размера Войскового жалования приведу сводные данные за 1638-1644 гг. (Д.Д.)Деньги - 34500 рублей, хлебные запасы - 15300 четей (1775 тонн), сукно - 323 поставок (5000 пог.м. стоимость 6500 руб. по настрафилю), вино - 750 ведер (9000 литров), порох - 1460 пудов (23,4 тонн), свинец - 1400 пудов (23,4 тонн).
Чтобы почувствовать величину денежного жалования отметим – хорошая лошадь стоила в среднем 10 руб., пищаль стоила 1 рубль, выделено жалования для постройки церкви в Черкасске в 1650 г. – 100 рублей.  
В 1648 г. для помощи казакам, по их просьбе, снаряжен отряд 1000 солдат, набранных из вольных людей украинных русских городов сроком службы на один год, голова отряда - дворянин Лазарев. Этот отряд был экипирован следующим образом: 1000 пищалей, 1000 пик, 1000 шпаг, 150 пуд фетилю, 20 топоров, 30 заступов (пояса, половники и т.п. не считаем), 10 кирок, 5000 руб. годового жалования, 1000 четей хлебных запасов, по 100 пудов пороха и свинца.

Пограничная функция –
занимая  бассейн  Дона и его притоков казаки эффективно защищали юг, Волжские и Астраханские вотчины России от Турции, Крымских и Ногайских орд. Путь или сакмы татарских набегов на украинные города России пролегал западней территории Донских казаков. (Смотрите - Карту засечных линий). Лишь одна из сакм лежит в Области Войска Донского, а именно ниже Айдарского городка, при этом в  Д.Д. не встречаются данные о проходе по этой сакме особо крупных орд.

Охранно-дипломатическая функция -
обеспечение безопасности прохода русских и турецких послов из Азова в Москву и обратно: Из Волуйки стрельцы и полковые казаки провожают послов только до Северского Донца (Д.Д.2.,1640), из Москвы Донские станицы идут с послами либо через Шацк на Хопер и затем Доном, либо через Воронеж сразу Доном;
выполнение царских поручений по привлечению Ногайских орд и Калмыцких тайш  под «сильную руку великого князя и царя всея Руси», царская грамота идти войной на Крым и уговаривать Нагайцев переходить в подданство государю, (1639, Д.Д.1) и т.д.: выкуп в Азове «полоняников»; взаимодействие с Черкесами и Запорожскими Черкассами.

Военные походы  17 века –
Нападение на Турецкие и Крымские каторги, морские походы в Турцию, в Крым и на Таманский полуостров, всегда массовые и практически ежегодные, да бывает и несколько раз в год – не менее 30 морских стругов (от 600 казаков иногда с Запорожцами). Цель походов: предупреждение набегов на Русь и на Дон, или разгром тылов в случае начавшегося набега орд на украинные русские города. Результаты походов: трофейные запасы и оружие, освобождение полоняников донских казаков, русских и Литовских людей (малороссияне, ляхи, литовцы, запорожские черкасы), захват татарского полона (женщины и дети) – последующая их продажа в Русь. (Д.Д.);
промысел над воинскими людьми пришедшими или идущими на Дон и в украинные Русские города, сквозная линия по всем документа (Д.Д.1-5);

служба за пределами Дона –
При Молодях (1572) против Давлет-Гирея (ЦГДА1), Ермак, на Урале у Строгановых, Астрахань (ВДС), Смоленск (1633, Д.Д.1), отказ от службы у Иранского шаха (1640, Д.Д.2.), в Литовских походах Царя (1657, Д.Д.5) и т.п.;

взятие и удержание Азова-
Азовское сидение 1638-1642 гг. В Азовском  сиденье участвовали в основном Донские казаки, приходившие на помощь 1500 Запорожцев ушли из-за войны с Литовцами. Русский царь не принял Азов – состоящий из трех городов: Озов, Ташкалов и Тапроколов (1642, Д.Д.2.), и казаки покинули его по приказу царя, не желавшего поддержать самовольные действия казаков и желавшего мира с сильным соседом - Турцией, на очереди было возвращение исконно русских земель, населенных единоверцами, Смоленщины, Малой Руси и Былой Руси, что Россия и осуществила к 1655 году;

оборона городков-
наиболее тяжелый период 1644-1648 гг. В это время турки совместно с татарами предпринимают самые значительные попытки «сбить» казаков с Дону. В 1644 г. уничтожение Монастырского (больше не восстанавливался) и Махинского городков. По просьбе казаков царь снаряжает в помощь, 3000 с дворянином Кондыревым и 1000 с дворянином Лазаревым, набранных вольных людей - правда толку от них мало, в отписках казаки сообщают от том, что вольные люди распродав выданные им в поход запасы с Дону разбежались. (1646, Д.Д.3., 1648, Д.Д.4.) К чести последних, разбежались не все.  1660-1661 гг. турки и крымские татары пытаются ограничить выход донцам в море, строятся городок Донецкий на Мертвом Донце и Колончевские башни, городки и башни казаки пытаются сбить совместно с русскими ратными людьми под руководством дворянина Хитрова. Первое, из двух, удачное взаимодействие казаков с царскими ратными людьми, князя Пожарского, было на Дону в 1646 г., по всей видимости потому, что конница его состояла из Терских казаков, которые являются потомками Донецких Гребенских казаков. Следует отметить, что в обоих случаях взаимоотношения царских воевод с казаками не было безоблачным. Казаки не подчинялись воеводам, воеводы в ответ неэффективно взаимодействовали с казаками, как пример Хитров отозвал своих людей непосредственно  во время приступа городка на Мертвом Донце и Колончевских башен (1661, Д.Д.5.). Весь 17 век цари мягко пытаются поставить Донских казаков под свой полный контроль, особенно это заметно при передаче жалования – царским посланникам указано в круг не ходить, в результате они встречаются в церкви после молебна и там казакам зачитываются царские грамоты, после чего отдавалось жалование. Казаки, безусловно, выполняли указания, изложенные в царских грамотах, но не признавали его бояр и воевод. Не зря в Донских песнях звучит это отношение - «царь и брат наш Николай»;

разведка -
добыча «языковых» во время любых военных столкновений и специальных выходов, получение сведений от освобожденных или «вышедших из полона», от Нагайских татар и из Азова – для чего использовались Донские татары-казаки, от Запорожцев. Все важные сведения безотлагательно сообщались в Войсковых отписках в Москву, сквозная линия по всем документа (Д.Д.1-5). Путь с войсковыми отписками со сведениями в основном шел степью, на Волуйку, через верхние юрты Северского Донца.
Взаимоотношение Донских казаков с Запорожскими Черкассами было двоякое, что, по-видимому, связано с раздробленностью Запорожцев. Группа Запорожцев – реестровые казаки примерно 6000 была признана Польским королем и наделена привилегиями, остальные были самостийными Черкассами. С реестровыми казаками у Донцов происходили столкновения, поскольку они приходили «воровать» на Северский Донец и Дон (1642, Д.Д.2) и, видимо, опираясь на них, Богдан Хмельницкий, мечтая о незалежности, собирался с 6000 Запорожцев и Крымскими и Турскими людьми разорять городки Донских казаков (1650, Д.Д.4.). Но были и другие Запорожцы, с которыми у Донцов было полное взаимопонимание и удачные совместные действия. Очень похоже, что это были Черкассы левобережья Днепра. Именно они, прознав про тяжелое положение Донцов, собрались в количестве 5000 на территории нынешней Харьковской области  и обращались с челобитной, к «царю и великому князю Алексею Михайловичу всея Руси», отпустить их служить на Дон (1646, Д.Д.2).

«воровство» -
Приписанное Донцам «воровство» (грабежи на Дону и на территории Руси), как основная деятельность во время их возвращения на Дон в 16 и далее в 17 веках, вызывает лично у меня очень большие сомнения по нескольким причинам:
- в 17 веке до 1663 г. существует лишь один случай доказанного «воровства», в царской грамоте отмечен - городок Рига (1659, Д.Д.5). Причем атаман и есаул у них Самаряне, а пойманные Кондрашка Ходеряхин и Нефедка Золотарев были вольными людьми из российского города Соколенского, дети драгун. При массовом явлении таких грамот должно было быть побольше.  И напротив, при сборе вольных людей в украинных городах Руси для посылки на Донскую службу с Кондыревым и Лазоревым документально (в Д.Д.3-4) отмечено их массовое «воровское» поведение.
-  с середины 16 века (ВДС) донцы вплоть до уничтожения большевиками Области Войска Донского несут постоянную воинскую службу во имя России. Зачем «воровскому» анклаву не только начинать воинскую службу, но и столь преданно служить непонятно – воровской принцип совсем другой: «мы все умрем, но ты умри раньше». Действие этого «воровского» принципа в те стародавние времена хорошо продемонстрировали Кондыревцы и Лазоревцы, «воровство» сбившихся  в кучу вольных людей цвело, а с Донской службы разбегались мухой, некоторые даже не доходя Дона (Д.Д.2.-3.). Тяжела служба, да и «воровать» не дают.
-  на Дону в 17 веке за воровство полагалась смертная казнь, Повешены атаман и есаул воровского городка Рига, а город разгромлен - Войскавая отписка (1660, Д.Д.5). Ранее «.. того вора заводчика Ваську Барабанщика в кругу расстреляли из пищалей, а Ивашка Борборского да Ивашка Глухого били в кругу ослопы по своему казачьему обычаю, как у них на Дону ведется…» (1646, Д.Д.2.). В противоположность Донцам, Яицкие и Волжские казаки, да и многие другие вольные люди  иже с ними, могли в 17 веке вести довольно беззаботный образ жизни. Внешних угроз для них практически не существовало, водный торговый путь – Волга под носом, а в случае чего и на Дон сбежать можно – с Дона выдачи нет.
Есть необходимость более тщательного документального исследования «подвигов» Разина и состава его бригад, если это возможно, хотя сам Разин позиционируется в документах как Донской казак, да еще ходивший по Войсковой грамоте молится в Соловецкий монастырь (1652, Д.Д.4.).
Кроме того, хорошо известна особая приверженность официальных представителей Исторической науки, формирующих массовое историческое сознание, проституировать перед властью предержащих. А как им быть иначе? - ведь если бренное тело есть, то ему необходимо есть. Здесь даже Сухоруков, человек посвятившей себя истории Донской, демонстрирует чрезвычайное коленопреклонение, с одной стороны,  делает предположение о мести за брата противоправно повешенного дворянином Юрием Долгоруким – этот княжеский род встретится в истории донцов еще раз и на следующий раз будет уже океан казачьей крови (не правда странное совпадение, Долгорукие - специалисты по кровопусканию специально для казаков. Странно, что Сухоруков не замечает этой зловещей параллели), с другой стороны трактует документы, безусловно им читанные, исключительно как свидетельство «воровства» донских казаков, а с третей стороны  приводит свидетельства - попытки Разина повинится и неповиновение властям собственно россиян, значит «воровство» это слишком просто.
     К сожалению, чтобы разобраться в этом вопросе придется извлекать документальные свидетельства по частям, разбросанным у разнообразных авторов. Последний том Донских Дел издан в 1917 г. и они охватывают лишь период 1614 - 1663 гг., а ведь только в 1721 г. Коллегия  Иностранных дел в Петербурге передала сношения с Доном в ведение Коллегии Военной.   Не успели монархисты издать документы.
Большевикам историческая правда не нужна и вовсе. Первое, что они сделали, придя к власти, приняли декрет ВЦИК и СНК "Об уничтожении сословий и гражданских чинов" (11(24) ноября 1917 г.), а дальше больше - Свердловым подписана 24 января 1919 года директива Оргбюро ЦК РКП (б) о поголовном истреблении казаков. Вот некоторые фрагменты из этой зловещей директивы: “Провести массовый террор против белых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам... Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания. ЦК постановляет...” (Журнал КУБАНЬ №2 1991 года). При подобных «слугах» народа беспрепятственно можно было читать лишь Краткий курс ВКП(б), какая там публикация документов. Так кто же «воры»?
- Донцы - примерные православные люди, терпимо относящиеся к староверам и другим религиям, татары-мусульмане, калмыки- буддисты. Во время Азовского сидения они восстанавливают и заботятся о церковном наполнении храмов Иоанна Предтечи и Николая Чудотворца (1638, Д.Д.1.), строят в Черкасске Вознесенский собор (1650г.), в городках имеют часовни, заботливо сохраняют и возвращают в Вильну захваченные ими во время Литовского похода дорогие церковные предметы с иконой «Пречистой Богородицы Одегитрие», да и во всех Войсковых отписках и грамотах образ Божий присутствует непременно. Православие и «воровство» сочетаются слабо.
-  Очень интересное свидетельствование по данному вопросу содержится в описание (1866 г.) казаков-некрасовцев:
«…Грабеж и разбой не терпимы; с казаком разбойником или в селе расправляются, или выдают его Туркам. Поэтому Некрасовцы пользуются репутацией мирных и честных людей. Они даже и на войне не грабят, по завету Игната Некрасы, и это свидетельствуют все Турки, Поляки, Липованы и прочий сброд, служивший с ними в последнюю войну, в так — называемых турецких казаках под начальством Чайковского (Садык-паша). Турецкие казаки не только грабили, но даже хвастались своим уменьем грабить, и Чайковский с гордостью рассказывал всем в Константинополе, что в его полках сохранилась традиция и поэзия казачества. Действительно, его казаки, проходя маршем мимо стада волов, умели не только украсть вола, но на ходу зарезать его, ободрать, разнять на части и спрятать в ранцах. Конокрадство, разбой, насилие - все считалось и, кажется, до сих пор считается казацкою удалью в этих полках, несчастном порождении самолюбия и дикой фантазии Чайковского, который надеялся именно этим поднять Малороссию, стать для нее новым Хмельницким и сделаться вассалом Порты как независимый гетман пятнадцати миллионов воинственного племени! Как бы то ни было, но отставные садыковские казаки, которых множество рассеяно по Турции и по Молдавии, все единогласно уверяли меня, хвастаясь своими собственными подвигами, что валяйся у Некрасовца мешки червонцев под ногами, он даже одного не возьмет, на том основании, что "у своего царя, на своей земле ничего брать не следует, и что вот если б, они энто за границу перешли, так там бы они энто точно понажились, без греха". Поэтому в военное время Некрасовцам поручают стеречь полковую казну, гаремы, обозы, добычу и т. п., так как честность их вошла почти в пословицу и у Турок, которые шутя называют их, вместо игнат-казак, ин ат`казак, то есть упрямый казак, с которым ничего не поделаешь» (И-Ж.В)
     Эти строки были написаны о потомках казаков, ушедших с Дона в 1708 г., о которых во время Булавинского восстания императорские последыши писали: « … И вор Игнашко Некрасов с товарищи, уведав тот ево, лейб-гвардии маеора, скорой приход в Есаулов и что так отважно поступили, убоясь, переправились под Ниж[ним] Чиром за Дон на горнею сторону и побежали наутек на Кубань 2000 человек з женами, оставя тягости и побросав свои пожитки …» и еще «..И которые воры булавинцы, Голой, да Слепай, да Лоскут, да Тишка Белогородец, да Питирим старец, так же Петрушка Федоров, да Игнашка Некрасов с товарыщи, собрався с такими ж воры, воруют под Царицыным и в ыных розных местех, …» (ЦГАДА2). Как мы видели выше, цена этим словам майора князя Долгорукова, пятак в базарный день - однако же, они, видимо, хорошо соответствовали тогдашнему способу представления фактов. В дальнейшем появилось весьма распространенное утверждение – Донские казаки изначально воры и разбойники, которые усилиями царствующих особ приведены к службе России - цена подобным утверждениям даже не пятак, это просто ложь. 
 


Гражданские занятия

Монашеская служба
В 17 веке донские казаки были вкладчиками в пяти Монастырях – Борщевский (Воронеж) 1620г., Усть-Медведецкий 1652г., Святогорский (Северский Донец - Святые горы) 1625г., Мигулинский 1688г. (Д.Д.), Чернеевский (Шацк) 1573г. (ДЦ).
«…и при старости, и при болезни, и от ран увечные постригаются и живут из нас, холопей твоих, все наши-же братья, Донские атаманы и казаки, а не из городов, государь, да не из сел приходя, постригаючись живут….».
В дальнейшем по мере роста количества церквей и естественно священнослужителей шло взаимное пополнение рядов, дети священников служили казаками – при чем в 19 веке они имели преимущества по казачьей  службе (ПДВ), казачьи дети занимали посты священно служителей после обучения в семинарии.
Интересные выводы можно сделать из размещения и времени учреждения монастырей, учитывая что донцы часто выходили в море или в сухопутные военные походы и в связи с этим не имели возможности эффективно защищать обители. Если Чернеевский и Борщевский  монастыри построены в царских вотчинах в конце 16 начале 17 веков в близи российских крепостей, то  Святогорский монастырь уже в начале 16 века основан в пределах Земли Донских Казаков на Святых горах, т.е. казаки считали его достаточно защищенным. Такое решение можно объяснить лишь местом расположения и близостью крупных Северодонецких казачьих городков- крепостей.
Усть-Медведецкий и Мигулинский монастыри построены лишь во второй половине 17 века, что очевидно свидетельствует о серьезном увеличении плотности казачьих поселений и их населенности на Верхнем Дону и Хопре.

Скотоводство
Татары или др. «…многие шкоты учинили, конские и животные стада отогнали…», «…и лошади и всякую животину отгоняют…» по всем томам Д.Д., правда, казаки отвечали тем же.
« ….. и которая животина всякая была около города (Азова), и те де все лошади и животина загнаны в Азов;…всех де лошадей, и быков и коров с 1200 или мало больше…» (1641, Д.Д.1). Плотность животных довольно велика, если учесть, что в Азовском сидении участвовало 5000 казаков (1638, Д.Д.1).
В описи имущества казаков (1630, Д.Д.1) помимо изделий из кожи коров значатся и бараньи шубы – значит были и бараньи отары.
Скот держали для собственных нужд, в Д.Д. имеются лишь сведения о продаже, на сторону, царским порученцам лошадей и то только для возврата с Дону .

Обработка дерева и металла
Донцы умели и постоянно выполняли самостоятельно обработку дерева и металла.
Причем из дерева они делали струги необходимые и пригодные для морских походов, в южной области Руси их делать не умели: «..мы людей посылали в Донец за лесом и за угольем на струговые поделки…»(1646, Д.Д.3.), «..А вам бы атаманам и казакам, для того стругового дела прислать в Козлов плотников трех человек, кому то струговое дело в обычай, да двух человек кузнецов….»(1659, Д.Д.5.), «… а которые казаки, атаман Кирилл Петров с товарищи, …  были взяты от вас из Войска для стругового дела, и отпущены к вам в Войско…струги которые годны к морскому делу сделаны все….»(1660, Д.Д.5.). Дерево также шло на постройку куреней и церквей. «..А лесу де на церковное строение по реке по Дону, и плотников, и работников, кому лес валить и церковь срубить, на Дону добыть мочно….»(1650, Д.Д.4.).
Теперь немножко информации для Украинских любителей около научных инсинуаций. Дерево пригодное для корабельного и стругового строения было только на Северском Донце причем только от городка Боровскоого до городка Маяк ,а «.. пошел бор сосновый, длиною дерево по 8 и по 7 сажень …против Боровского, Краснянского и Сухаревского по местам того бору вырублено многое число…..»(ПВС), на Хопре на Бузулуке и на Медведице  «…на карабельное и на струговое строение и на макшты надобнова никакого нет….» (ПВС).
Мне кажется, что эти выдержки чрезвычайно прозрачно, с учетом ежегодных  морских походов Донцов и их самостоятельным изготовлением морских стругов, указывают на плотное пребывание и особенной заинтересованности донских казаков  во владении территорией Северского Донца, поэтому ни о каких пустых юртах на Северском Донце 17 века, от Луганского городка до Маяка, не может быть и речи, тем более, что возникновение Айдаровского и Бухмутского городков датируется временами Ивана Грозного и Бориса Годунова (смотрите карту засечных линий) и городок Митякин тем же временем (1571, С.С.Г.)
     И ковали казаки всерьез иначе бы им уголь не потребовался. «..мы людей посылали в Донец за лесом и за угольем на струговые поделки…».

Рыболовство
Сквозная линия по всем документам Д.Д.1-5.

Землепашество
Данных по этому виду деятельности Донцов в 17 веке не очень много, но они красноречивы.
- «…будем вверх Чиру на речки Черной…. И отошел, государь я, холоп твой, с товарищи своими от них боем к крепости об один конь к невеликой придереви, и отсидели, государь, мы в осаде три дня…»(1640, Д.Д.2) Из текста видно, что отошли казаки к уже существовавшей, в момент боя, маленькой крепости  придереви.
«Придеревь»- небольшое укрепление, строящаяся рядом с угодьями, в котором можно было отсидеться в случае внезапной опасности. (АИП)
На вопрос, где можно поставить городок казаки отвечали на царскую грамоту: « … Ясаул Василий Микитин с товарищами говорили …в том де месте высоко можно город ставить и конского корму много …и рыбных де ловлей много…ниже того Монастырского яру города поставить негде, потому что низко и пашни завесть не мочно»(1648, Д.Д.1).
 Донцы отвечали на жизненно важный вопрос и именно в ответе на него они выделяют пашню.
В описи леса по реке Бузулук, предпринятого по указанию Петра, подписанной танбовцем Сидором Пешковым и подьячим Ерошкой Ивинским, говорится «…меж казачьих городков подле лесов пашенная земля и сенные покосы…» (ПВС).
Какие именно культуры выращивали казаки в то время прямо не указано, но что частично они должны быть зерновыми - ясно из сопоставления величины хлебного жалования высылаемого казакам и нормы отпущенный на год вольным людям Лазарева, хлебного жалования, для проживания казаков с семьями, явно недостаточно.

Шитье одежды
Казакам выдавалось суконное жалование - Настрофил, Тафта, Аглицкое сукно и т.п., торговые люди также привозили на продажу ткани. «..приезжали из Темрюка в Азов торговых людей человек с двадцать с киндяками и с сафьяном, с шелком, с бязью и с другими товарами…»(1641, Д.Д.2.) В описи имущества казаков (1630, Д.Д.1) указана одежда, пошитая именно из этих тканей – «..штаны лазоревые настрофильные, кафтанишко сизое суконное, рубашка да  портки безинные белые.., кафтан киндячной,.. ноговицы лазоревы настрофильные, рубашенко кумачное, 2 рубашки тофтяные красные  и т.д». Сукно есть, одежда из сукна есть. Были ли в 17 веке курени с вывеской «Ателье» история умалчивает, а вот жены казачьи были и именно они совершали это чудесное превращение сукна в портки.

Семейное положение
Войсковые Донские казаки в 17 веке, безусловно, люди семейные, а не сброд, набежавший из Руси.
- «… а в городках небольших людей оставляйте, а съезжайтесь городков пять и шесть в одно место с семьями, чтобы астальцы жили в великом бережении…»(1638, Д.Д.1.);
- «…за три недели Донские казаки , которые жили в Озове, из Азова вышли вон с женами и с детьми и образы и наряд вывезли и учали де жить на Махине острове, ниже Монастырского яру.» (1642, Д.Д.2);
- «..Служил тебе царь на Дону 30 лет....на Монастырском острову…. Разорили нас совсем без остатку и многих побили…, а женишко мою с детишкоми взяли в полон …»( 1644, Д.Д.2.);
- «…вы б Донского казака Осипа Петрова Калуженина с женою и с детьми…»(1646, Д.Д.3);
- «…татарин…. и живет он на Дону у нас в Войске, и с женою и с детьми и служит он тебе с нами лет двадцать…»(1654, Д.Д.4.);
- казаки именовали Бурлаками одиноких казаков – вдовцов, не имевших детей, либо, по-видимому, новоприбранных и еще не успевших обзавестись семьей;
- и еще одна характерная особенность, в 17 веке казаков в списках всевозможных станиц в грамотах и отписках было принято именовать по имени и отчеству и только в отдельных, весьма редких, случаях казаки и старшины  назывались  с фамилией. Эти два способа именования запросто соседствуют в одном списке. Единственный разумный способ объяснения  можно построить, если предположить, что фамилии указывались для вновь прибывших казаков – отцов которых в Войске не знали.